История Саши.

«То, что произошло дальше — страшно. Я оказался в Киеве, в лесопосадке. Мы с товарищем по несчастью (местным бомжом) построили себе там шалаш, притянули внутрь старый матрац и пару ковров, а снаружи обтянули пленкой…»

Мне 40 лет, и я жив.  Полтора года назад моя жизнь была в очень плачевном состоянии. Я не ищу виноватых в этом, не сетую на воспитание, окружение, обстоятельства. Именно моя тотальная любовь к спиртному привела к тому, что я оказался на самом «дне». И только безусловные Божья милость, и любовь подарили мне новую жизнь в свободе.

За 17 лет (до того, как я приехал на реабилитацию) я помню всего дней шесть, когда я не пил. Алкоголизм привел меня к тому, что я жил в Киевской лесопосадке, в шалаше. У меня есть маленький сын, но он не знает меня. Моя жена не хочет иметь со мной ничего общего. У меня была своя фирма, хорошая специальность, отличная работа. Анализируя свою жизнь, я вижу, что Господь всегда был милостив ко мне и давал мне много возможностей жить нормально! Я все пропил. Друзей, близких, семью. Я просто не мог остановиться. Но как же безобидно все начиналось…

В юности мне нравилось общаться с людьми старше меня. Со сверстниками было не интересно. Я увлекался музыкой и лет с 16 начал вращаться в эдаких «творческих кругах». Мы собирались фактически каждый вечер, непринужденное общение, спиртное, легкие наркотики, интересные люди… Я быстро «прирос» к этой тусовке. Сейчас я понимаю, что по сути своей это было сборище алкоголиков и наркоманов, которые очень любили порассуждать о высших материях (со справедливостью надо отметить, что некоторые из них все же стали хорошими музыкантами, но это скорее исключение.) На тот момент в этом обществе я чувствовал себя значимым, умным и взрослым. Единственное, чему я по-настоящему там научился — тому, что быть навеселе-это норма жизни. Наркотики меня пугали, я видел и понимал последствия их употребления. На фоне наркотиков ежедневные легкие спиртные напитки казались безобидной шалостью. Как же я обманывался!

Я взрослел. Приобрел хорошо оплачиваемую специальность. У меня появилась девушка. Потом мы с ребятами открыли собственную фирму. Все это время я продолжал пить. Понемногу, но фактически каждый день. Конечно, так не могло продолжаться постоянно. Со временем я начал напиваться. В какой-то момент я перестал контролировать процесс. С фирмы меня попросили, я подавал плохой пример. С девушкой мы расстались. Моя гордость была сильно уязвлена тем, что такой специалист, как я, оказался не у дел. На тот момент я и думать не хотел, что у этих последствий была объективная причина! Проще было обвинять все и вся, чем честно признаться себе в том, что надо завязать с выпивкой. Совсем. Абсолютно. Но я не был готов к этой жертве.

В результате всех этих потрясений три года я прожил, как в тумане. Уязвленное самолюбие, ощущение собственной никчемности и большая гордыня ввергали меня в ступор. Я очень болезненно реагировал на реальность. Справлялся с этим только единственным способом — тупо напивался. Иногда запои чередовались с попытками взять себя в руки. В такие периоды просветлений я пытался работать, но нигде долго не задерживался, срывался. Трудные времена, темные.

Затем я встретился с будущей матерью моего ребенка, Юлей. Мне предложили хорошую работу, появились деньги. Пришло ощущение вседозволенности, безнаказанности и полного контроля. Жизнь налаживалась! Неизменным осталось только одно-мой ритуальный литр пива в день. Так прошло несколько лет. Незаметно стерлись из памяти болезненные три года, и я позволил себе расслабиться. Снова начались запои. Работу я потерял.

С родными возникло серьезное недопонимание. Они открыто начали говорить мне о проблеме с алкоголем, но я их не слышал. Рождение ребенка меня тоже не остановило. В какой-то момент Юля сказала, что будет лучше, если ребенок вообще не будет знать отца! Видеть меня она не хотела.

То, что произошло дальше — страшно. Я оказался в Киеве, в лесопосадке. Мы с товарищем по несчастью (местным бомжом) построили себе там шалаш, притянули внутрь старый матрац и пару ковров, а снаружи обтянули пленкой. Собирали макулатуру, ПЭТ, метал. Но в основном лазили по мусорным бакам, в которых всегда было чем поживиться. Все, что выручали, пропивали. Зимой в шалаше холодно и я часто заходил погреться в Церковь Евангельских Христиан на Героев Днепра. Оттуда меня не гнали, там было тепло и подкармливали. Мне там нравилось. Не помню точно откуда, но я прослышал, что есть христианские реабилитационные центры. Я не понимал, что это такое и попросил в церкви узнать, есть ли где-то такой центр. Мне согласились помочь.

Для меня нашли бесплатный реабилитационный центр в Макарове. Помогли сделать флюрографию и посадили на автобус. Ехал я и думал — что за реабилитация такая и что меня там ждет? Обнадеживало только одно, что центр христианский.

На центре встретил меня здоровый детина в сапожищах и тулупе. Ого, подумал я, чем их тут кормят?! Потом выяснилось, что это служитель центра, и я совсем поник. В доме что-то строили. Ну все, — пронеслась мысль, — я попал на стройку века! Только бы не били, сбежать вряд ли удастся. Конечно мы с Мишей (так зовут служителя центра) потом вместе смеялись над моими первыми впечатлениями, но на тот момент мне было не до смеха. Успокаивало только, что здесь тепло и скорее всего будут кормить.

На центре было много уроков по разбору Библии и я постепенно начал вникать в Слово Божие. Мне нравилось читать Евангелие. Впервые за долгие годы я осознал, что мне уютно и спокойно. Я даже и не понял, в какой именно момент это произошло. Прошла обида на весь мир, я понял, что ответственность за все беды в своей жизни лежит только на мне. Еще я понял, что Господь все эти годы бережно хранил меня, и давал много шансов изменить свою жизнь. Все хорошее, что я имел в жизни было от Него. Я просто ничего не ценил, кроме алкоголя. Я начал задумываться о том, чем я могу отблагодарить Его и чем могу быть Ему полезен. Я попросился остаться служить на центре и меня оставили. Летом прошлого года принял Крещение.

Сейчас я служу Господу на центре адаптации и очень благодарен Богу за это. Полтора года я не пью. Совсем. Анализируя свою прошлую жизнь, я четко понимаю, что живу жизнью для меня НЕВОЗМОЖНОЙ, но это факт. Я не строю планов на будущее, я искренне благодарен Богу, за то, что имею сейчас — за мое трезвое состояние. Учусь жить заново. Наслаждаюсь тем, что мне нравится быть трезвым! Слава Богу за все!

Share Button

Добавить комментарий