История Лены, которая научилась преодолевать трудности.

Мне 42 года, родилась я в Керчи. Родители развелись, когда мне было 3 года — папа сильно пил. Потом появился другой «папа», за ним третий. Можно сказать, что авторитетного влияния на меня взрослые в детстве не оказывали.

В 11 лет я начала покуривать «травку» (жаргонное название марихуаны) и выпивать. Обычно это происходило в подвале моей пятиэтажки. У нас там была «тусовка» (мероприятие развлекательного характера), для дворовой молодежи. Мы были очень дружны и проводили там много времени. Потихонечку я начала прогуливать школу, а затем убегать из дома.

В 14 лет я совершила первую кражу. Мы с подружкой залезли в квартиру знакомых и вытащили оттуда все золото. Нам повезло, мы попали под амнистию.

Второй раз я украла в 15 лет. Вдвоем с той же подружкой мы стянули миллион рублей у моего отца и уехали в Россию. На то время это было более 1000 баксов, можно было разгуляться! Вся эта история закончилась в Симферополе, в приемнике-распределителе. Оттуда нас этапом привезли в Керчь, отчим написал на нас заявление в милицию за кражу. Хотя это и было в целях воспитания, и нас сразу же выпустили, с отчимом отношения были испорчены. Я ушла жить к дедушке.

Через некоторое время я познакомилась со своим будущим сожителем Пашей. Он употреблял наркотики, и я начала «колоться» (принимать наркотики внутривенно, быть наркоманом разг..) вместе с ним.  Первое время деньги на наркотики мы добывали, занимаясь мелким мошенничеством — обманывали народ на обмене валюты. Со временем «дозы» (определённое количество наркотика на один приём) росли, и мы не брезговали уже ничем — разбой, кражи, грабежи…  Это продолжалось 8 лет, пока Паша не загремел в тюрьму. На меня было заведено три серьезных уголовных дела, и я была в розыске.  Что бы не сесть в тюрьму вслед за Пашей, я сбежала в Одессу.

Ах, Одесса…

В Одессе все пошло по старой схеме. Познакомилась с очередным парнем Сергеем. В жуткой «системе» (систематическое употребление наркотиков) забеременела и родила дочь Машу. Сергея вскоре посадили, мою дочь забрала мама в Крым. Из квартиры Сергея, где мы жили, его мама меня выгнала.  Можно было бы вернуться домой, но там я была в розыске. Если честно, мне было все равно, где и как жить. Главное, чтоб были наркотики.

Меня долго не могла поймать милиция, я пользовалась чужими данными. Но как известно, все имеет свой конец. В очередную поимку опера меня раскусили. Я попала в тюрьму на 3,5 года. Сейчас трудно сказать, почему не всплыли эпизоды по Керчи и то, что я в розыске. Думаю, срок бы значительно увеличился.

Освободилась я в 2007 году. Зона меня ничему не научила. Из моих одесских знакомых в живых не осталось никого. Этот факт меня не испугал. В моей жизни ничего не изменилось. Замкнутый круг. Снова наркотики, таблетки, бухло. Постоянная смена сожителей, частые побои (все мои сожители меня били, у меня сложный характер) и ужасные условия проживания. Так продолжалось до 2011 года.

Дошло до того, что я жила по подвалам у дворников. Ела то, что они приносили с мусорки. На наркотики денег уже не было, я спивалась. Это было страшное состояние. Просыпаешься в подвале, неизвестно день или ночь, мысль в голове только одна-напиться.

Во время походов за выпивкой мне постоянно попадались объявления о реабилитации для алко и наркозависимых. Я понимала, что дальше так нельзя, и решилась позвонить. Меня сразу пригласили приехать, реабцентр находился в Одессе. Помню, как сомневалась, думала, что убьют на органы. Приехала на реабилитацию со своим единственным сокровищем, пачкой с окурками. Больше ничего у меня не было.

На реабцентре потихонечку начала знакомиться с Библией. Долго не могла понять, что там написано, пока не начала читать современный перевод. Несмотря на хорошее, доверительное отношение ко мне служителей, я продолжала втихаря покуривать. Со временем меня начали отпускать саму в город, клеить объявления. Это была хорошая возможность покупать «барбитуру» (успокоительные, снотворные средства, употребляемые в качестве наркотического средства) и энергетики. По мне нельзя было сказать, что я изменилась. Бог предлагал мне свободу, но ее я не хотела. Я осознанно лезла в то же болото, зная, к чему все это приведет. Так продолжалось 9 месяцев, пока меня не поймали с сигаретой и выгнали из реабцентра.

На реабилитации я познакомилась с семейной парой, ребята приходили к нам в центр и рассказывали о Боге. Юра и Инна Химченко. Юра проходил реабилитацию в Макарове, и посоветовал мне ехать именно туда. Я согласилась.

После реабцентра в Одессе, в Макарове было немного непривычно. Мужские и женские центры были раздельные. Проводилось много библейских уроков. На собрания в дом молитвы мы ездили дважды в неделю. Саму меня никуда не отпускали. Странным было то, что меня это не напрягало!

Потом я пережила настоящее покаяние. Постепенно я начала понимать, что такое смирение. Научилась разделять важное и второстепенное. Господь начал меня обличать через проповеди. Все это было ново для меня. Мое мировоззрение просто трещало по швам. Бог постепенно завоевывал мое сердце.

Первые реальные практические перемены я ощутила, когда после реабилитации первый день вышла на работу. Мы с подругой остановились попить кофе, и я вспомнила про сигареты. Мне очень захотелось закурить. На ум пришёл стих из Библии Гал. 5:1 « Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства».  Меня, как потом холодным прошибло! Я поняла, что Господь дал мне свободу. Я МОГУ НЕ КУРИТЬ!

Через некоторое время, я познакомилась со своим будущим мужем. Алексей был помощником служителя на мужском центре. Леша, как и я, перед реабилитацией, долго жил на улице и у него не было ноги. Я сейчас часто задумываюсь над тем, что бы с нами было, если бы Господь не привел нас в Свой дом.

Мы поженились и остались жить и служить Господу на центре адаптации. Было очень нелегко. Трудно было притираться друг к другу. Были моменты, когда хотелось просто сбежать от всего и от всех. Только от себя не сбежишь! Я говорю это к тому, что не верьте людям, которые говорят, что будет легко! Не будет! Приготовьтесь к борьбе со старыми привычками и с самим собой.

В 2014 я забеременела. Еще по развитию плода было ясно, что ребенок будет очень больной и слабенький. Врачи откровенно отговаривали меня рожать. Пугали, что ребенок не доживет до двух лет. Что мы будем всю жизнь страдать и мучиться с ним по больницам. У меня в сердце не было и тени сомнения в том, что надо рожать. Я четко понимала, что аборт — это грех.

Когда я пришла на кесарево, врачи сказали, что, судя по симптомам ребенок уже мертв. Мы с мужем уповали на Господа. Полтора месяца после родов Даня провел в реанимации. Но он был жив! С появлением сына наша семья стала одним целым. Это было Божье благословение для нас. Я увидела своего мужа совершенно в ином свете. Он открылся в любви, поддержке, заботе о нас.

За шесть лет Господь полностью изменил меня и мою жизнь. Он научил меня идти вперед и не бояться трудностей, любить, заботиться о других и жить в свободе.

На сегодняшний день я участвую в жизни семей с детьми, имеющими инвалидность. Это волонтерское служение благотворительной организации «Салим», для семей Макарова и Макаровского района. Еще я учусь в институте библейского душепопечения –  хочу помогать страдающим от бед людям находить живые отношения с Богом. В церкви я служу бухгалтером.

Вся наша семья – люди с инвалидностью. Многих пугает такая судьба, а мы, оглядываясь на свое прошлое, благодарим Бога за нашу сегодняшнюю жизнь. Каждый новый день дарит мне надежду.  Господь окружил нас удивительной заботой и любовью. Хочется сказать только одно-не бойтесь довериться такому Богу!

 

Share Button

Добавить комментарий